menu-options

Эм. Двинский "Уголок имени В.Л. Дурова" (1970 год) (Часть 11)

Начало: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6, часть 7, часть 8, часть 9, часть 10

 

 

V. ТОПТЫГИН И ДРУГИЕ

 

уголок дедушки дуроваВ золоченых, обитых малиновым бархатом креслах сидят солдаты в шинелях, матросы
в бушлатах, перекрещенных пулеметными лентами, работницы в кумачовых косынках. 1922 год. Лучшие артистические силы столицы дают на сцене Большого театра концерт для народа. Выступает со своими дрессированными животными и Владимир Леонидович Дуров.
Веселым смехом провожает публика смешного увальня – полуторагодовалого рослого медведя Топтыгина. Он показывал акробатические номера и даже, единственный из медведей, удостоился чести танцевать на этой прославленной сцене.
Под гром аплодисментов Топтыгин скрывается за кулисами. Служитель берет зверя на цепь и ведет в одно из помещений. После работы медведя надо покормить, и служитель ставит перед ним ведро с заварными отрубями и ведро с водой. Вокруг медведя толпятся люди. Всем интересно посмотреть на косолапого.
Топтыгин выпил воду, но отруби ему не понравились. Он стал лапой выгребать их из ведра и разбрасывать по блестящему паркету.
Служитель решил утихомирить своего питомца, портившего паркет.
– Ты что делаешь? Нельзя! – прикрикнул он и дернул за цепь.
Медведь слегка заворчал. Но человек не обратил внимания на это предупреждение и снова потянул цепь.
Тогда Топтыгин повернулся к служителю и без злобы, с самой добродушной мордой ударил его передней лапой ниже колена. Тот упал. Зрители бросились врассыпную. Но медведь больше никого не тронул. Он уселся на паркет и продолжал прерванное занятие, пока ведро не опустело.
уголок дедушки дуроваЭта история произошла с Г. Ф. Белихиным.
– Виноват был не медведь, а я, – рассказывал Белихин. – Когда животное ест, нельзя его трогать. Тогда я еще не усвоил этого правила и счастливо отделался только потому, что зверь был очень добродушен и хорошо знал меня.
Промах при дрессировке медведей может дорого обойтись человеку.
Как же дрессируют медведей? Можно ли без помощи палки удержать в повиновении такого грозного, сильного, опасного зверя? Многочисленные опыты подтверждают, что дуровский метод дрессировки животных приводит к успешным результатам.
В Уголке Дурова живут разные медведи: бурые, черные, гималайские, кавказские и обитатель Арктики – белый медведь.
Бурые медведи широко распространены в СССР. Они водятся в глухих лесах северной части страны, в тундре, в сибирской и дальневосточной тайге. Кавказские медведи (они также относятся к породе бурых) обитают в горах, покрытых лесом.
Медведи – всеядные животные, питаются мясом, овощами, плодами, медом. Они нападают на домашний скот, истребляют молодых оленей, лосей, уничтожают рыбу, разоряют пасеки, портят сады, ягодники, поедают посевы культурных растений. Медведи приносят большой вред, поэтому охота на них разрешается круглый год.

 

ВОСПИТАНИЕ МЕДВЕЖАТ

 

Дикие медведи злы и опасны, приручить их очень трудно. Поэтому в дрессировку всегда берутся медвежата. Каждую весну в Уголок привозят маленьких пушистых мишек. Они шаловливы, забавны, на редкость симпатичны. И очень рано начинают свою артистическую карьеру.
Обычно маленьких медвежат, попавших в Уголок, отдавали на попечение дяде Феде - ныне покойному Федору Максимовичу Юдаеву.
Когда-то он работал в цирке вместе Владимиром Леонидовичем Дуровым и выступал во многих его номерах и выступал в роли уголок дедушки дуровакарлика Ваньки-Встаньки. Несмотря на маленький рост Федор Максимович обладал большим и добрым сердцем. Он никогда не кричал на животных, не сердился на них, отличался очень хорошим, спокойным характером. Медвежата вырастали у него добродушными, незлобивыми и на всю жизнь сохраняли привязанность к своему первому воспитателю.
На первых занятиях косолапый ученик еще не расстается с соской.
Часто летом можно было наблюдать забавную картину. Медвежата сначала бегали, играли с Федором Максимовичем, потом он садился погреть старые кости на солнышке. Усталые малыши пристраивались вокруг него, и все вместе мирно засыпали.
В возрасте двух-трех месяцев медвежат начинают учить. Уроки происходят на сцене, чтобы будущие артисты заранее привыкли к ней, спокойно себя чувствовали там.
Федор Максимович забирал своих питомцев из клеток, надевал поводки и, как заботливая няня, вел их на занятия. Маленькие мишки торопливо бежали впереди и так натягивали поводок, что провожатый еле успевал за ними: они знали, что их ждет лакомая пища –сахар, конфеты. Возвращались они в обратном порядке: впереди шагал дядя Федя, а сытые, отяжелевшие медвежата плелись сзади.
Малыши легко усваивают уроки и отлично поддаются дрессировке. Однако бывают случаи, когда обучение не удается.
Как-то охотник убил медведицу, а двух малышей взял к себе. Воспитывать медвежат он не умел и просто забавлялся их играми. Однако в один прекрасный день братья-разбойники залезли в шкаф, съели несколько банок варенья, а все, что осталось, размазали по стенам. Тогда охотник привез их в уголок.
Медвежата Пулька и Афонька оказались совершенно избалованными и не поддавались дрессировке. Пришлось передать их в один из зверинцев. Иная судьба ждала бурого медвежонка Дочку. Она тоже попала в Уголок совсем крошкой. Дочка все время жила в клетке и не готовилась к сцене. Но она не сидела без дела, честно зарабатывала свой хлеб. Ее научили вертеть колесо водонапорной башни, и медведица по первому приказанию немедленно бралась за работу.
Хотя взрослых медведей, как правило, в Уголке не держат, Дочка благодаря своему доброму нраву и послушанию живет здесь уже около 15 лет и стала ветераном среди дрессированных медведей. Летом старая Дочка не работает; она переселяется в сад. Клетка уголок дедушки дуроваее стоит в тени деревьев, и она отдыхает на свежем воздухе. А зимой Дочку можно увидеть в зверинце. Она не забыла выученных номеров и охотно демонстрирует их зрителям.
Когда ее спрашивают, будет ли она баловаться, гигантская медведица с уморительным видом отрицательно мотает головой. А чтобы выпросить угощение, она широко раскрывает пасть, показывая, что в ней пусто.

 

СЫНОК И ТОП С ГИМАЛАЙСКИХ ГОР

 

Сынок – черный гималайский медведь. Его привезли в Москву, когда ему было всего полгода. Гималайские медведи отличаются очень свирепым нравом, поэтому его сразу поместили в клетку. Дрессировщик обучал Сынка, не заходя в клетку.
Благодаря дрессировке характер у Сынка сделался гораздо мягче, чем у его сородичей, живущих в неволе. В Московском зоопарке, например, около 20 лет жил черный гималайский медведь Ваня. Его тоже доставили в зоопарк еще маленьким, но он всегда злобно относился к людям, норовил ударить лапой любого, кто приблизится к клетке. Это был угрюмый, коварный зверь, которого всегда приходилось остерегаться. Его клетку поверх решетки затягивали даже стальной сеткой.
уголок дедушки дуроваСынок никогда не проявлял злобы и упрямства. Посетители спокойно подходили к его клетке почти вплотную, и он не пытался напасть на них.
На воле гималайские медведи живут в горных лесах, много времени проводят на воле, поэтому они ловки и подвижны, могут свободно подниматься на задние лапы. Эти природные особенности были использованы при дрессировке Сынка.
Экскурсовод подводил к клетке гималайца группу посетителей. Медведь, до сих пор мирно лежавший в углу, быстро приближался к решетке. Он знал, что может «заработать» угощение.
– Сынок, покажи нам, какой ты большой!
Громадный черный зверь с неожиданным проворством поднимался на задние лапы. У него стройная, ловкая «фигура», он стоит прямо, не горбясь, и этим сильно отличается от своего неуклюжего бурого родственника. На черной глянцевитой шерсти, чуть ниже шеи, пятно, напоминающее манишку.
Выпятив грудь и немного раскинув в стороны передние лапы, Сынок красуется перед публикой, а дрессировщик подносит ему угощение. Следует новое распоряжение:
- Сынок, покажи, как ты танцуешь!
Гималайский медведь кружится в вальсе.
Взрослых медведей обычно в Уголке не держат. Сынок и Дочка составляли исключение, они остались лишь потому, что сидели в уголок дедушки дуроваклетках. На маленькую сцену Уголка, ничем не отгороженную от публики, рискованно выпускать взрослых лесных хищников. Поэтому, когда медведь достигает трех-четырехлетнего возраста, его сдают в зоопарк или зверинец. Недавно работники Уголка с грустью проводили в дальние края гималайского медведя Топа, который доставил юным зрителям немало удовольствия.
Топ попал в Уголок маленьким беззащитным зверьком. Его поручили заботам дрессировщика Александра Ивановича Юрлова. Он кормил Топа из соски. Но медвежонок плохо развивался, по ночам жалобно скулил, а днем забивался в темный угол и сидел там целыми часами, не сходя с места. Решили поселить с ним вместе другого малыша.
Незадолго до появления в Уголке Топа пятнистая гиена Злюка родила сына Марсика. Маленького гиененка в десятидневном возрасте разлучили с матерью, так как иначе его не удалось бы приручить. Взрослые гиены трудно поддаются дрессировке, они очень злобны и недоверчивы. Этого Марсика и поместили в клетку Топа.
Первая встреча была не очень дружелюбной. Малыши разбежались по разным углам и долго искоса посматривали друг на друга. Наконец более храбрый Топ решился подойти к соседу. Знакомство состоялось. Вскоре между Топом и Марсиком установилась дружба: они вместе играли, ели и даже укладывались вместе спать. Любимым развлечением их была игра с мячом; они гоняли его, пока не разрывали в клочья.
Юрлов дрессировал своих питомцев сначала в саду, а затем на сцене Театра зверей. Топ готовил акробатические номера, а Марсик учился танцевать. Нередко звери выкидывали и такие номера, которым их не обучал дрессировщик. У гималайских медведей исключительно острые и крепкие когти. Когда такие когти выросли у Топа, он не преминул пустить их в дело: изломал в мелкие щепки деревянный пол своей клетки.
Пришлось перевести буяна в другую клетку, пол которой обили толстыми листами железа. Но друзей не разлучили. Новую клетку поставили рядом со старой, где остался жить Марсик. Днем дверцы раскрывали, и приятели играли вместе.
Много терпения и труда было потрачено, чтобы научить зверей фокусам, которые так удивляю зрителей. Дрессировщик настойчиво воспитывал у животных нужные движения, прививал новые условные рефлексы.
Топ вырос весьма благовоспитанным медведем, в нем не было никаких дурных черт, свойственных свирепой гималайской породе. Он пользовался в Уголке полным доверием, во время выступления свободно, без привязи ходил по сцене. Только расстояние в два метра и легкая ширма, затянутая проволочной сеткой, отделяли его от зрительного зала. Вместе с дрессировщиком А. И. Юрловым Топ выходил на подмостки. По сигналу он влезал на лежащую бочку. Бочка маленькая, очень неустойчивая, и Топу трудно на ней поместиться. Но он не падает, а, быстро перебирая четырьмя лапами, заставляет бочку катиться по сцене сначала в одну, потом в уголок дедушки дуровадругую сторону.
– А на двух лапах ты умеешь кататься? – спрашивал Юрлов.
Топ немедленно поднимался на задние лапы и, часто переступая ими, так же ловко продолжал катить бочку. Трюки следовали один за другим.
– Перевернись! – говорил Юрлов.
Медведь смешно кувыркался через голову раз, и другой, и третий. Зрители теряли счет его кульбитам.
– Покажи, какой ты стройный, – просил дрессировщик.
Топ поднимался на задние лапы и «франтоватой» походкой прохаживался по сцене.
Затем медведь приносил стол, держа его кверху ножками. Дрессировщик сокрушенно качал головой: «Ай-ай-ай!». Медведь как будто понимал это. Он переворачивал стол и ставил его в угол сцены.
- Нет, не здесь.
Топ послушно нес стол в другой конец сцены.
- Нет, так тоже нехорошо,– говорил Юрлов.
Медведь хватал стол и ставил его на самую середину сцены.
Дрессировщику опять не нравилось. Бедный Топ так комично метался со столом по сцене, что зрители не могли удержаться от смеха. Тогда дрессировщик прекращал
эту игру.
Но это еще не все фокусы Топа. Он ловко прыгал сквозь обруч, затем приносил круглое полено, ложился на спину и начинал быстро крутить полено в воздухе всеми четырьмя лапами. Последний номер – Топ-музыкант. Он вертел ручку шарманки, и звучала веселая полька.
Марсик тоже выступал па сцене, но он не обладал столь разносторонними «способностями», его номера были менее сложны. Марсик кружился под музыку и кувыркался через голову. После выступления Топ и Марсик вместе обедали. Медведь eл хлеб, овощи, кашу. Марсик не признавал вегетарианской пищи: он питался только мясом, которое съедал вместе с костями. У гиен настолько сильные челюсти, что они легко разгрызают кости.
Всю свою жизнь в Уголке так и прожили вместе необычные друзья – медведь и гиена. Их разлучали только на ночь и перед уголок дедушки дуроварепетициями. На новое местожительство они тоже поехали вдвоем.
В Театре зверей теперь выступает новый представитель гималайской породы – полугодовалый Шустрик. Имя свое он вполне заслужил: это на редкость сообразительный, быстро усваивающий все уроки звереныш. Попал он в Уголок двухмесячным крошкой; ведь медвежата при рождении весят всего 600–700 граммов. Эта особенность выработалась у медведей в течение многих тысячелетий, не будь ее – они давно бы вымерли. Ведь самки приносят детенышей во время зимней спячки, когда деятельность их организма поддерживается только за счет жира, накопленного летом. Если бы медвежата рождались крупными, самка не смогла бы выкормить свое потомство.
Шустрика дрессирует Александр Яковлевич Гетманов, который когда-то сам прошел в Уголке хорошую школу, начал работу с животными в кружке юных дрессировщиков Уголка под руководством Анны Владимировны Дуровой. Медвежонок уже освоил почти все трюки Топа: он танцует, подметает пол, делает утреннюю зарядку, играет с мячом, катается на бочке и даже делает упражнения на турнике. Это почти полный академический курс медвежьих наук. И не забудьте, что нашему косолапому «академику» всего-навсего шесть месяцев.

 

Продолжение...