menu-options

Эм. Двинский "Уголок имени В.Л. Дурова" (1970 год) (Часть 19)

Начало: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6, часть 7, часть 8, часть 9, часть 10, часть 11, часть 12, часть 13, часть 14, часть 15, часть 16, часть 17, часть 18

 

КАК РАБОТАЕТ ДРЕССИРОВЩИК

 

уголок дедушки ДуроваЧто же побуждает морского льва выполнять все эти сложные цирковые трюки? Когда он в океане подбрасывает рыбу и затем ловит, он делает это в силу естественной потребности. Но зачем же ловить мяч, его не съешь? Как ухитряется лев с такой ловкостью удерживать на носу куклу и носить горящую лампу? Каким образом он научился все это проделывать?
Вернемся на несколько лет назад и познакомимся с историей жизни в Уголке Леля и двух его товарищей – Садко и Додона.
Морские львы приехали в Москву в деревянных заколоченных ящиках. Далекий путь из Калифорнии сильно утомил их, животные похудели, нуждались в отдыхе и усиленном питании. Опеку над ними взяла Анна Владимировна Дурова. Первые месяцы морские львы привыкали к незнакомым условиям жизни, поправлялись после дороги. Жили они в бассейне, окруженном высокой решеткой. Каждый день Анна Владимировна приходила к бассейну, «разговаривала» с ними, кормила их. Первым приблизился к ней Додон. Однажды, когда дрессировщица появилась с ведерком рыбы в руках, Додон вылез из воды на цементную площадку. Анна Владимировна бросила ему рыбу, и он схватил ее на лету. Постепенно Додон осмелел и в конце концов стал брать рыбу прямо из рук. Он запомнил время кормления и заранее выбирался на площадку, ожидая прихода Дуровой. Заметив ее, Додон поднимал радостный рев, бросался навстречу и просовывал сквозь решетку острый нос.
Садко был самый крупный и, вероятно, самый старый из львов. Длинные обвислые усы и большие круглые глаза, похожие на очки, придавали Садко чрезвычайно мудрый, ученый вид. Однако и у зверей внешность бывает обманчива. Как раз Садко учение давалось с большим трудом. Он очень робок и медлителен. Когда у Додона уже установились дружеские отношения с Дуровой, Садко все еще встречал ее недоверчивыми взглядами, на площадку не вылезал, а только высовывал голову из воды, чтобы поймать брошенную рыбу.
Лель отличался флегматичностью. Сдержанный, спокойный, он ко всему относился с глубоким равнодушием. Лель довольно быстро усвоил, что дрессировщица дает ему пищу, но, увидев ее, не проявлял восторга, как Додон, и не пугался, как Садко. Он встречал ее с достоинством, брал рыбу из рук без опаски. Лель первый позволил Анне Владимировне погладить себя.
Наступило время, когда кормление львов перенесли на сцену. Жирных выпустили из клеток, и они побежали за своей воспитательницей. Дрессировщица шаг за шагом учила диких морских зверей подниматься по помосту на сцену, знакомила их с тумбами, приучала каждого к своему месту. Всякое движение животного на сцене – результат огромного труда.
А номер состоит из многих разнообразных движений.
С Додоном, Садко и Лелем были проведены сотни занятий. По записям нескольких, взятых на выбор, уроков можно проследить, как работала дрессировщица и как с каждым днем изменялось поведение животных.
14 апреля 1955 года. 36-е занятие. На сцене стоят три тумбы. Из-за кулис раздается пронзительный рев морских львов. Они увидели, как на сцену понесли ведра с рыбой, выбрались из воды и теперь громко требуют, чтобы их выпустили. Через несколько секунд они появляются на сцене. Впереди спешит Додон – самый быстрый, живой и подвижный. Он уже знает свое место и сразу идет на крайнюю справа тумбу. В награду Анна Владимировна бросает ему рыбу, которую он ловко хватает на лету.
Дрессировщица подходит к Лелю.
– Ты не хочешь, Лель? – спрашивает она и при этом отрицательно качает головой.
Лель делает такое же движение головой. Он правильно отвечает на сигнал и получает рыбу.
– А что ты хочешь? – говорит дрессировщица, слегка кивая.
Лель и на это движение отвечает правильно – поднимает голову вверх.
– Ты можешь сказать только на ухо? Ну, говори!
Женщина наклоняется. Лель касается носом ее уха и на секунду замирает в такой позе. Кажется, что он действительно что-то шепчет.
Все эти обрывочные действия еще не имеют связи. Нужно много времени, чтобы научить льва выполнять их в определенной последовательности, превратить в забавный номер.
Затем дрессировщица берет большой, обвязанный шнурком мяч и опускает его на морду Лелю. Лель спокойно подставляет нос и держит мяч пять – семь секунд. Упражнение повторяется несколько раз, за каждое правильное движение он получает пищевое поощрение.
Занятия ведутся одновременно с тремя львами. Это требует от дрессировщицы огромного напряжения. Надо постоянно держать под наблюдением всех трех учеников, зорко следить за их поведением, мгновенно оценивать любое действие животного, вовремя поощрить нужно движение.
Додон опередил в науке своих товарищей. Анна Владимировна берет для него мяч без веревочки. Он тянется к мячу, требовательно двигает головой, словно просит: «Кинь!»
Дрессировщица бросает ему мяч. Додон подставляет нос и торопливо дергает головой, стараясь удержать мяч. Через полторы секунды мяч все же падает на пол. Но с каждым разом Додон становится все ловчее. На четвертой попытке он уже держит мяч две секунды, на девятой – три секунды. А еще неделю назад Додон совсем не умел ловить мяч. Способный ученик получает щедрую награду.
уголок дедушки ДуроваЗатем мяч кидают на пол. Надо, чтобы лев все время стремился к мячу. Додон сначала не понимает, чего от него хотят. Но вот он случайно коснулся мяча на полу и получил за это рыбку. Новое прикосновение к мячу – и опять рыбка. Скоро у Додона вырабатывается условный рефлекс, и он катает мяч по полу.
Урок заканчивается снова на тумбе. Додон прилежно ловит мяч на нос и балансирует с ним. Теперь он уже держит мяч три с половиной секунды.
Работа дрессировщицы с Садко пока еще не дала больших результатов. Он не позволяет к себе прикоснуться, пугается мяча и бежит от него. Анна Владимировна дает ему рыбу из рук так, чтобы лев при этом обязательно дотрагивался до мяча. Стремление к пище сильнее страха перед ярким сине-красным шаром, и Садко берет рыбу. Но кое-что Садко уже выучил – он умеет шлепать себя ластом по спине.
27 апреля 1955 года. 47-е занятие. Лель по-прежнему равнодушен к мячу.
Анна Владимировна опускает привязанный мяч, и Лель принимает его на нос. Затем она пробует бросить ему не привязанный мяч. Лев и его ловит, но тут же роняет. После нескольких попыток он на какую-то долю секунды задерживает мяч и получает за это рыбу. Упражнение повторяется несколько раз.
Садко не сделал никаких успехов. К тому же он уже три дня ничего не ест – ему не нравится навага.
Додон совершенствуется с каждым днем. Он ловко ловит мяч и удерживает его на носу семь секунд. Это большое достижение.
5 мая 1955 года. 53-е занятие. Львов выводят на сцену по одному. Заниматься с тремя сразу стало слишком трудно.
Первый – Додон. Вместо большого мяча ему бросают маленький. Додон с ним еще не знаком, не хочет его ловить и роняет на пол. Но вскоре он усваивает, что этот мяч тоже нужно держать на носу. С каждой новой попыткой он балансирует с ним все дольше. Сначала полторы секунды, затем две, три и даже шесть. Когда мяч падает, Додон сползает с тумбы и тыкается в него носом, как будто надеется, что мяч прилипнет. Это движение закрепляется. В дальнейшем льва научат брать мяч ртом, подбрасывать и затем ловить на нос.
Большой мяч Додон держит на носу уже одиннадцать секунд. На этом занятие с ним заканчивается.
Сигналом к окончанию неожиданно стало полотенце. Каждый раз, закончив урок, Анна Владимировна брала полотенце, чтобы вытереть мокрые от рыбы руки. Львы запомнили это, и теперь, увидев полотенце в руках Дуровой, они торопливо покидают сцену.
Додона сменяет Лель. Он умеет только подставлять нос под мяч, а удержать его не может. Есть у Леля и новое движение. Он научился поднимать кверху правый ласт. Надо, чтобы он поднимал его выше и закрывал им глаза. Но это еще не удается.
Садко уже не боится мяча, но и не стремится к нему. Видимо, не скоро сумеет он ловить мяч.
Дрессировщица учит его протягивать ласт и касаться ее руки, как бы здороваясь. Этот жест медлительному Садко не дается. Он помахивает ластом, но до руки не дотрагивается.
12 июля 1955 года. 82-е занятие. Лель уже ловит мяч и держит его полторы-две секунды. Садко выучился наконец подставлять под мяч нос. А Додон стал таким ловким жонглером, что может держать мяч на носу очень долго. Его учат сейчас двигаться по лестнице.
Подниматься он уже умеет и легко взбирается по ступенькам на Верхнюю площадку. Вчера ему за это давали рыбу, и он ждет награды. Но рыбы не дают. Теперь надо, чтобы он научился спускаться.
Додон сидит на площадке, следит за рыбой, которую держит в руке Анна Владимировна, и не двигается с места. Дрессировщица водит бой над его головой, он тянется за лакомым куском, но Дурова отводит рыбу назад, и льву приходится закидывать голову все дальше. Однако попятиться назад Додон не догадывается, а именно этого добиваются от него.
Проходят полчаса в бесплодных упражнениях. Дрессировщица, становится прямо против льва, энергично наступает на него, требовательно повторя:
– Назад, Додон! Назад! Ну, Додон!
Лев пятится по площадке и отступает к самому краю. Вот хвост его уже висит над верхней ступенькой. Но Додон чувствует за собой пустоту и начинает поворачиваться на площадке.
Все повторяется сначала. Додона снова заставляют отступить на край площадки. Анна Владимировна берет рыбу, Додон тянется за ней. Рыба совсем близко от него. Но рука медленно отводит приманку назад, и Додон откидывает голову все дальше. Еще немного отодвигается рука. Лев, стремясь схватить рыбу, забывает о том, что он на краю, делает небольшое попятное движение и вдруг теряет равновесие. Хвост Додона сползает на одну ступеньку вниз. Этого и добивалась дрессировщица. Теперь следует обильная награда.
уголок дедушки ДуроваА потом – повторение пройденного. Когда Додон привыкнет подниматься и спускаться с лестницы, его научат делать это с мячом на носу.
– Работа дрессировщика очень трудна, – говорит А. В. Дурова. – Терпение и наблюдательность – вот главные его качества. Одни животные легко и быстро усваивают нужные движения, другие – медленно. Я вспоминаю дрессировку двух морских львиц – Ласты и Шерри, которых привезли в Уголок в 1952 году. Однажды я учила Ласту подниматься по лестнице и спускаться с нее. Шерри, сидя на тумбе, наблюдала за Ластой, в ее репертуар этот номер не входил. Вдруг Шерри слезла с тумбы, прошлепала к лестнице и стала четко выполнять задание. Упираясь задними ластами в пол, она закидывала на ступеньку сначала один передний ласт, затем другой и, опираясь на них, подтягивала все тело. Так добралась она до верхней площадки, а потом сползла вниз. Шерри выучилась этому, только глядя на Ласту.
А сколько труда и настойчивости потребовалось, чтобы обучить этому же движению Додона!
Медленнее всех шло дело у Леля. В октябре 1955 года Додон и Садко уже выступали на сцене Театра зверей, а Лель впервые появился перед публикой только несколько месяцев спустя. Но сейчас он достиг большого мастерства и пользуется успехом у юных зрителей.
К сожалению, морские львы в неволе живут недолго. При всем старании невозможно создать в Москве условия Калифорнийско залива. Влияет и более суровый климат, и вода, значительно отличающаяся по своему составу от тихоокеанской, но главная трудность – в подборе пищевого рациона. Самая свежая рыба не может заменить животным мелкой живой рыбешки, которой они питались у себя на родине.
Летом 1956 года погиб Садко, а через год Додон. Оставшись один Лель очень скучал, вылезал на край бассейна и, высматривая Додона, кричал, звал его. Целый год прожил Лель в одиночестве.
В мае 1958 года Зооцентр доставил в Москву трех морских львов; один из них был предназначен для Уголка. Всех трех львов поместили в бассейне Уголка, чтобы дрессировщики могли присмотреться к ним и выбрать наиболее подходящего.
Самый взрослый и большой лев привлекал своим здоровым видом, но был очень дикий, людей встречал враждебно, даже пытался нападать на них. К тому же известно, что чем старше животное, тем труднее его дрессировать. Второй зверь отличался трусливым нравом, робостью и медлительностью. Для будущего циркового артиста эти качества также никак не подходили.
Всеобщую симпатию вызвал молодой, удивительно изящный и стройный лев. Он совершенно не боялся людей, доверчиво смотрел на них своими добрыми глазами и с первых же дней стал брать пищу прямо из рук. Его взяли в Уголок и назвали Гвидоном.
Выбор оказался удачным. Гвидон проявил редкие способности. Уже после трех уроков он научился садиться на тумбу. Через четыре дня он стал здороваться и, хотя сначала не позволял дотрагиваться до ластов, но вскоре без тени смущения протягивал дрессировщице свой мокрый ласт для рукопожатия и вежливо наклонял при этом голову. За пятое и шестое занятия Гвидон выучился аплодировать.
Впрочем, не надо думать, что дрессировка шла легко, без заминок. Каждое животное обладает своей индивидуальностью, своими привычками, одни из них дрессировщик поощряет, другие приходится подавлять. И различные «сюрпризы» в этой работе неизбежны.
У Гвидона, например, обнаружилась «неусидчивость», если только можно применить это слово к водоплавающему животному. После нескольких минут успешной дрессировки лев вдруг равнодушно отворачивался от мяча, не хотел его ловить и вообще прекращал занятия. Возможно, он слишком быстро насыщался, так как был небольшим, и пища переставала служить стимулом для него.
Пришлось преодолевать и другую неприятную черту Гвидона: он пытался кусаться, хватал дрессировщицу зубами за халат.
Различными приемами Анна Владимировна приучала Гвидона заниматься более терпеливо, уроки с ним становились все длиннее и продуктивнее.
Интересна история знакомства Леля и Гвидона. Встреча их состоялась не сразу, сначала они жили в разных бассейнах. Познакомить друг с другом двух зверей, да к тому же хищников-самцов, – дело не простое. Нужно учесть характеры животных, соблюсти некоторые правила поведения, которые, оказывается, существуют и в животном мире. Если, например, привести Гвидона к Лелю, то тот, как старший и как хозяин, будет чувствовать себя свободнее и может броситься на гостя. Поэтому необходимо поступить наоборот – пустить Леля в бассейн к Гвидону. Гвидон на более крупного и сильного зверя не нападет, а Лель будет вести себя «в гостях» скромнее и спокойнее.
Свидание будущих коллег прошло не «на высоком дипломатическом уровне». Дрессировщикам приходилось не раз останавливать зверей, не допускать стычек. Но вскоре львы перестали бояться друг друга и теперь живут очень дружно. Днем они вместе плавают, а ночью спят рядом на деревянном настиле.
Лель и Гвидон и сегодня демонстрируют на сцене Театра зверей свое удивительное искусство. Жизнь их в Уголке – случай редчайшего долголетия в неволе: ведь Леля привезли в Москву из Калифорнии 16 лет назад, а Гвидона – 14.
Все эти годы оба морских льва находятся под опекой Анны Владимировны Дуровой. Давно остались позади трудности дрессировки, забыты дурные черты характера Гвидона. Оба льва выросли, стали могучими, сильными зверями, оба прекрасно выполняют весь набор цирковых номеров. Только Лель более грузен, а Гвидон отличается необыкновенной грациозностью, каждая его поза изящна и четка, каждое движение на редкость пластично.
А в ближайшем будущем, когда произойдет давно ожидаемая реконструкция Уголка имени Дурова, для выступлений морских львов намечено построить большой бассейн с прозрачными стенками. Тогда Лель и Гвидон смогут выступать не только на сцене, но и в родной своей стихии – воде. Анна Владимировна уже готовит с ними некоторые номера. Оба льва научились доставать со дна бассейна различные предметы и отдавать их дрессировщице, догонять в воде мячи и плавать, держа их на носу, подбрасывать и ловить, отбивать их Дуровой, а также выплывать с мячами на сушу, садиться на тумбы и жонглировать ими.
Может быть, юные зрители увидят морских львов и в роли воздушных гимнастов, прыгающих из воды через обруч, делающих сальто и другие трюки.
Новых успехов вам, Лель и Гвидон!
 

 

Продолжение...