menu-options

А. Н. Гозенпуд "Центральный детский театр 1936-1961". Глава 5. Часть 19

Виделось это и в Славке. У него есть кусочек чего-то подкупающего. Этот «кусочек чего-то подкупающего» очень ощутим в Комарове.

Юноша лишен болезненных сомнений и горестных раздумий о жизни, которые были столь характерны для его сверстника Андрея Аверина. Многое изменилось за 6 лет, отделяющие пьесы Розова. Изменились подростки и юноши.

«Славка отстоял свое достоинство, право уважать самого себя, свою чистоту человека, которому не доводилось поступаться чем, — пишет И. Н. Соловьева.— Таким этот юноша всту в жизнь. Виктор Розов и Анатолий Эфрос в спектакле "Неравный бой' только провожают его до порога. Славка становится взрослым. Он начинает жить, как становится взрослым и начинает жить поколение, к которому он принадлежит. О нем еще будут писать. Напишут, наверно, и более драматично, и с большим публицистическим накалом, и с большим общественным охватом — хотя бы на тех основаниях, что герои, взрослея, соприкоснутся с более щирокой общественной проблематикой, им предстоит действовать "вне дома". Но о том, что они представляют собой "на пороге", с чем они приходят, — Розов заговорил первый. Это его заслуга».

Слава — Комаров только вступает в жизнь, но вступает радостно и смело. Миловидный, статный, он держится просто и с достоинством. В нем есть самоуверенность, но нет самодовольства. Он чист и верен в своей любви, преданности науке, в своем отношении к людям. Он знает, чего он хочет, и добьется желаемого. Роман же порядком потрепался по не слишком для него ласковым дорогам жизни, поднаторел в житейских битвах. Один юн, на возраст другого внушительно указывает не слишком украшающая его лысина. Но конфликт между ними порожден не возрастными приметами, он гораздо глубже и серьезнее.

Естественное течение жизни наталкивается на пороги, которые оно преодолеет, ибо ничто не может его удержать. В этом глубоко убеждены автор и театр.

То, что не возрастной ценз определяет ряды противников, как утверждали некоторые критики, подтверждает и образ Григория Галкина, сыгранного Е. В. Перовым с присущим ему искусством проникать в глубинные пласты души своего героя, находя единственно верные, неповторимые черты его облика. Большой, неуклюжий, с непокорно торчащими в разные стороны волосами, Григорий не вызывал симпатии с первого взгляда. Его внешний вид — брюки заткнуты в белесые носки, небрежно накинута пижамная куртка, из-под нее выглядывает с излишней откровенностью нижняя рубаха — столь же расхлябан и неспокоен, как чувства, бурлящие в его груди. Жизнь прожита трудно, она оставила на душе рубцы, болезненно кровоточащие. Он тянется к людям, назойливо вступая в разговор, стремясь этим как бы рассеять душевную тревогу. Среди разговора вдруг на лице Григория появляется странная улыбка, раздается тихий застенчивый смешок, как будто Григорий чем-то смущен и озадачен, чего-то стыдится, чем-то очень встревожен. Он часто задумывается, тоскливо опуская глаза, внимательно присматривается к окружающим. Но вот с уст Тамары готовы сорваться обидные слова в адрес его дочери, и Григорий — Перов преображается. С силой замахивается он на соседку, лицо его каменеет, становится грубым и злым, чем-то диким и неистовым веет от его большой, и решительной фигуры. Сейчас в нем легко узнать того Григория, откоторого ушли его сыновья, сохранившие к нему ненависть на всю жизнь.

 



Все части книги А. Н. Гозенпуд "Центральный детский театр 1936-1961": Введение: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12. Глава 1: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31. Глава 2: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17. Глава 3: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37. Глава 5: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22. Глава 6: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24. Заключение: 1, 2, 3.