menu-options

Я был директором Большого театра. Часть 51

И все же окончательно мы успокоились лишь тогда, когда последний советский артист покинул последнюю пядь английской территории и вступил на палубу советского теплохода "Вячеслав Молотов".

Все хорошо, что хорошо кончается!

Неприятный осадок от завершения английских гастролей несколько поубавил наш выездной пыл, и потому до окончания календарного 1956 года и весь следующий театральный сезон мы занимались лишь подготовкой новых спектаклей — оперных и балетных — на стационарах. Не по той ли причине длительное время не возобновлялись переговоры об ответном визите в Москву балета Королевского Ковент-Гарденского театра? Они состоялись лишь в 1961 году, уже после того, как волею обстоятельств я вынужден был отбыть в "тайм-аут" и почти на три года прервал свою деятельность на посту директора Большого театра.

(Однако до этого я успел-таки уплатить долг чести любезному лондонскому доктору Свендсену, приложившему немало сил и умения, чтобы в кратчайший срок избавить меня от жестоких страданий; в свою очередь и мы имели случай врачевать его жену — известную балерину Берил Грей, — когда, приехав в 1957 году для выступлений в Москву, она отравилась гостиничной пищей и серьезно занемогла. По уверению самой Берил, ей во многом помогло диетическое питание, приготовляемое у нас дома и регулярно посылаемое ей в продолжение всей ее болезни до полного исцеления.)

И еще об одном случае из балетных хроник хочу рассказать, пользуясь подходящим контекстом.

Вскоре после английских гастролей приключилось несчастье с Галиной Улановой. Она танцевала "Жизель", как вдруг в начале второго акта как подкошенная упала на пол! Мало кто услышал ее легкий вскрик, но весь зал замер, видя, как только что полная жизни и легкого движения виллиса лежала, как казалось, бездыханной... Это были ужасные минуты всеобщего оцепенения!

Занавес закрыли. Я бросился в гримуборную Галины Сергеевны, куда ее уже отнес партнер. Когда, получив медицинскую информацию (разрыв связок), я вышел на авансцену, публика все еще оставалась на местах... Свою информацию я постарался построить так, чтобы с первых же слов стало ясно, что жизнь Улановой вне опасности, что случившееся — это результат переутомления, но что ей предстоит усиленно лечить ногу... В заключение я объявил, что спектакль продолжит дублерша Улановой Раиса Стручкова, которая уже готовится к выходу. (За кулисами Стручкова, вся в слезах, усиленно разминалась, в чем ей энергично помогал ее муж Александр Лапаури, взбадривавший ее... ремнем; до той поры я не знал, что в балете порка применяется в экстремальных случаях для быстрейшего возбуждения кровообращения!!!).

У служебного подъезда Уланову поджидала большая толпа зрителей, кричавших ей — когда ее выносили в машину — добрые пожелания скорейшего выздоровления.

В результате принятых мер героиня английских гастролей стала быстро поправляться, чему в немалой степени способствовала ее общая тренированность, — живучесть организма, как говорили тогда медики. Скоро она вернулась на сцену, к великой радости многочисленных поклонников ее несравненного таланта.



Все части книги М. Чулаки "Я был директором Большого театра": 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114.