menu-options

Я был директором Большого театра. Часть 54

А дел предстояло много, во всяком случае, намечалось! Тут и выезды по стране, и зарубежные гастроли, и проекты частичной реконструкции здания Большого театра, наконец, постоянные заботы по выпуску новых спектаклей; по этой части также возникало немало больших и малых проблем.

Остановлюсь вначале на некоторых творческих вопросах.

В конце 1958 года балетмейстер А. А. Варламов работал с молодежью труппы над постановкой одноактных балетов, и ему показалась слишком короткой одна из частей "Танцевальной сюиты" Шостаковича. Варламов попросил меня уговорить Д. Д. расширить это произведение. Вначале Шостакович было согласился, но затем вдруг прислал мне записку следующего содержания:

"7/1 1959 Москва. Дорогой Михаил Иванович! К сожалению, у меня не хватает ни таланта, ни мастерства, чтобы удлинить и без того длинный, не блещущий выдающимися музыкальными качествами галоп. А балетмейстеры должны укладываться л размеры уже существующей музыки. Прошу меня за это извинить. Передайте сердечный привет Ольге Лаврентьевне. Д. Шостакович".

Пришлось Варламову посчитаться с мотивировкой отказа и в свою очередь поднапрячь талант и проявить достаточное мастерство, чтобы последовать совету Д. Д., кстати, полезному и для других сочинителей танцев.

А еще несколько раньше началась эпопея с постановкой балета А. И. Хачатуряна "Спартак" — эпопея, потому что длилась она в общей сложности свыше десяти лет и лишь в 1970 году завершилась присуждением третьему варианту спектакля Большого театра Ленинской премии!

Впервые композитор показал свой новый балет еще при директоре А. В. Солодовникове. Я был на том показе, и, помнится, произведение (исполненное на фортепиано в четыре руки) произвело на многих присутствующих, в том числе и на меня, сильное впечатление своей масштабностью. Но среди присутствующих был музыковед Б. М. Ярустовский, который по окончании просмотра выразил сомнения по части драматургии балета и, кроме того, вскользь отрицательно отозвался о якобы внешней декоративности и чрезмерной помпезности музыки, резко уступающей, по его мнению, музыке другого балета того же автора — "Гаянэ".

Учитывая положение, занимаемое Ярустовским в служебно-музыковедческой иерархии, и его опыт в оформлении партийных документов по вопросам музыкального искусства, руководство Большого театра последовало его совету и воздержалось от принятия "Спартака" к постановке, впредь до премьеры этого балета на сцене Театра им. Кирова в Ленинграде, где над ним уже работал балетмейстер Л. В. Якобсон.

Ленинградская премьера "Спартака" состоялась лишь в 1956 году, а следовательно, к вопросу о постановке его в Москве дирекция Большого театра вернулась уже после моего прихода к руководству театром.

И вот тогда-то мы в результате длительного обсуждения решили поручить постановку этого балета И. А. Моисееву — блистательному руководителю Ансамбля народного танца СССР — после более чем тридцатилетнего перерыва его балетмейстерской деятельности в Большом театре...



Все части книги М. Чулаки "Я был директором Большого театра": 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114.