menu-options

Я был директором Большого театра. Часть 81

Правда, иногда он на время как бы забывал о неравнозначности наших имущественных положений, когда, например, советовал мне купить такой же, как у него, автомобиль марки "мерседес" ("на нем, дескать, легко совершать блиц-вылазки в отдаленные места отдохновения") или же предлагал приобрести яхту, подобную комфортабельной "Любине", припаркованной им в тихой гавани курортного местечка Санта-Маргерц, южнее Генуи...

Вместе с тем, экономист по образованию, он весьма гордился дружбой со мной — музыкантом-специалистом, да еще к тому же депутатом! Ему особенно импонировало, что его московский коллега обременен депутатскими обязанностями, за которыми ему виделись парламентские баталии, темпераментные выступления с "высокой трибуны" в защиту внесенных на рассмотрение Верховного Совета законопроектов и еще многое другое, вместе называемое "государственной деятельностью"!..

Но особенно тешило синьора Антонио, что он — христианский демократ самой католической страны мира дружит с коммунистом из Советского Союза и находит с ним множество точек соприкосновения в сфере высших общечеловеческих идеалов!..

Предпринимая "челночные выезды", я обычно согласовывал их с моим миланским коллегой и неизменно бывал его гостем, ибо синьор Антонио не мыслил себе иного порядка в наших взаимоотношениях; в свою очередь и Гирингелли, когда приезжал в Москву, всегда прибегал к услугам подразделений Министерства культуры СССР и Большого театра.

Но однажды второпях (?) я вынужден был воспользоваться командировкой "на общих основаниях". В бухгалтерии министерства мне выписали по 2 р. 60 коп. в день, предупредив, что за гостиницу я имею право платить не свыше 60% от суточных, а еще около одной трети мне положено потратить на так называемые "карманные расходы". Кроме того, мне был выдан чек на 20 долларов, на случай необходимости подлета к аэропорту, откуда в данный день отлетает в Москву рейсовый самолет Аэрофлота.

В заключение меня подробно проинструктировали по части составления отчета о проделанной работе и о потраченных деньгах. К счастью, ничем этим мне так и не пришлось воспользоваться, ибо уже в римском аэропорту меня встретил вездесущий Гирингелли, который отвез меня в Милан, поместил в достойную, по его мнению, гостиницу и определил на полное гостевое положение.

Когда через несколько дней я вернулся в Москву, мне представилось, что проще простого будет сдать обратно в бухгалтерию неиспользованные деньги и чек, но, оказалось, не тут-то было! Действуя, надо полагать, строго по инструкции, старший бухгалтер инвалютного отдела Минкультуры СССР т. Альтова хотя в конце концов и согласилась, что дирекция театра "Ла Скала" вольна была обеспечить меня питанием и гостиницей, но решительно возразила против того, чтобы итальянская сторона снабжала меня еще и "карманными деньгами".

И она стала упорно допытываться, сколько именно тратил на меня Гирингелли по этой плохо учитываемой статье. Я столь же упорно стоял на своем, что никаких денег от него не получал. Тогда она попыталась зайти с другой стороны и выудить у меня интересующие ее сведения, что называется, "в рассрочку".



Все части книги М. Чулаки "Я был директором Большого театра": 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114.