menu-options

Я был директором Большого театра. Часть 10

Я облегченно вздохнул и незаметно ретировался.

Но вернемся к тем временам, когда мне на первых же порах моего директорства повезло нарушить практику "правительственных концертов", многие годы дезорганизовывавших нормальную производственную работу Большого театра. Однако по-прежнему по нескольку раз за сезон проводились традиционные Декады искусств союзных республик, центральными событиями которых являлись показы поставленных на местах национальных опер и балетов (на худой конец, музыкальных драм) на самой престижной сцене страны.

Ярым ревнителем демонстрации монументальных форм искусства союзных республик в Москве зарекомендовал себя министр культуры СССР Н. А. Михайлов, Бог знает по каким признакам назначенный на этот пост в конце 50-х годов. (Кстати, узнав о назначении этого деятеля, шагнувшего на высшую ступень иерархии культуры из аппарата ЦК комсомола с багажом в объеме, как говорили, 4-х классов общеобразовательной школы, мой бывший шеф Н. Н. Беспалов впал в озабоченность и мрачно предупредил меня: "Замотает тебя Михайлов, ох и замотает!")

И действительно, от Михайлова в театре просто житья не стало. Он постоянно искал случая выслужиться, причем не только перед непосредственным начальством, но — что еще хуже — искал дешевой популярности также у руководителей республик. Обычно он начинал дипломатическую подготовку в ходе заключительного спектакля какой-либо Декады, пользуясь присутствием в ложе местного руководства. Схема разговора была примерно такова: "Прекрасный спектакль! По-моему, он заслуживает быть в репертуаре труппы Большого театра! Я уже говорил об этом с его директором, но тот почему-то не согласен со мной. А вы как считаете?" (это он уже адресуется непосредственно к первому секретарю республиканского ЦК или иному высшему должностному лицу республики). И конечно, в этом вопросе его всегда готовы были поддержать местные руководители, которые заодно проникались неприязнью к директору Большого театра.

Постепенно Михайлов дошел в своих мечтаниях до прожекта полного насыщения репертуара Большого театра произведениями с мест. Он рассудил весьма прямолинейно: Большой театр может ставить в сезон не менее трех новых опер, следовательно, за пять лет он без труда освоит произведения всех пятнадцати союзных республик — по одному от каждой. Остается лишь определить очередность постановок и утвердить в форме приказа пятилетний план обогащения ими репертуара Большого театра, который по сложившейся в нашей стране доброй традиции будет конечно же выполнен за четыре года... Просто и без затей!

Но о Михайловских прожектах стало известно в Отделе культуры ЦК и ему было сделано соответствующее строгое внушение. На это он отреагировал в привычном для него стиле — стал начисто все отрицать. Для этого он даже специально пришел в театр и затеял со мной разговор во всеуслышание:

— Кто-то распространяет слухи, будто бы я рекомендовал Большому театру иметь в репертуаре некоторые национальные оперы!

— Так ведь вы постоянно об этом твердите...

— Нет, это неправильно!..



Все части книги М. Чулаки "Я был директором Большого театра": 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114.