menu-options

Я был директором Большого театра. Часть 106

Я ответил в положительном плане, причем, понимая, куда он клонит (а это становилось ясным по ходу реплик, которыми В. Ф. не раз прерывал мое выступление), я особенно напирал на то, что в основе хореографии "Кармен-сюиты" лежат элементы подлинных испанских народных танцев, отличных от привычных салонных интерпретаций; и еще я пытался защитить условный характер постановки, объясняя особенности декорационного оформления и символику либретто балета стремлением оторваться от бытоподобия и философски обобщить основную тему спектакля. Шауро не был удовлетворен моим выступлением; он почти оборвал меня, обратившись за мнением к композитору В. А. Власову, которого повсюду привыкли видеть "непременным членом" различных комиссий. Тот, уловив "тональность" обсуждения, ответил, что балет безусловно не соответствует профилю Большого театра и уровню его художественных требований.

— Вот это честное высказывание, — сказал Шауро, дав тем самым понять, что предыдущее (то есть мое) высказывание не отличалось этим качеством.

На этом обсуждение закончилось. Присутствовавшие при сем работники отделов культуры ЦК и МК, а также Е. А. Фурцева как бы молча подписались под суждением Власова. Таким образом, именно ему выпало сформулировать партийное мнение по поводу злосчастной "Кармен-сюиты".

Прошло некоторое время. "Кармен-сюита" прочно утвердилась в репертуаре Большого театра. Никаких дискриминационных выводов в отношении этого балета Министерство культуры не предпринимало, и, следовательно, все мы постепенно утвердились во мнении, что недавнее обсуждение имело одноразовый, случайный характер. Поэтому, когда балетная труппа театра стала готовиться в очередную гастрольную поездку — на этот раз в США, — у руководства театра не было никаких оснований пересматривать гастрольный репертуар, согласованный в свое время с американской стороной и утвержденный тогда же Министерством культуры СССР.

Как всегда в таких случаях, труппа вылетала в США на самолете, а крупногабаритные декорации и костюмы, упакованные в больших контейнерах, пересылались морем, и, следовательно, нужно было предусмотреть в графике перевозок не менее 25-30 дней, которые потребуются, чтобы груз был упакован, переслан в Ленинград, перетранспортирован на рейсовое океанское судно, выгружен в порту назначения и доставлен к месту первого выступления.

И вот именно в этот самый период, когда балетная труппа еще давала последние представления на сцене Большого театра, а декорационное имущество гастрольных спектаклей уже было отправлено в далекий путь к заокеанским берегам, мне позвонила Е. А. Фурцева и в повышенном тоне стала чинить допрос по поводу репертуара начинающихся через две недели выступлений Большого балета в Америке. Я ответил, что план поездки был более полугода тому назад согласован с американской стороной, и что он включал календарь выступлений в каждом из городов США по числам, и что в каждом из этих городов были выпущены афиши с программами, под которые и продавались билеты и т. д. и т. п., — в общем, постарался разъяснить ей обычные нормы гастрольных взаимоотношений с зарубежными организациями, исключавшие волюнтаризм, ломку принятых договорных обязательств, тем более что таковые всегда разрабатывались с участием ответственных сотрудников Министерства культуры и утверждались его руководством.



Все части книги М. Чулаки "Я был директором Большого театра": 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114.