menu-options

Я был директором Большого театра. Часть 85

А между тем интерес к предстоящим выступлениям труппы всемирно известного оперного театра все более нарастал по мере приближения начала продажи билетов. Уже задолго до этого заветного дня у касс театра выстроилась длинная очередь, по нескольку раз в день проводились переклички по спискам, в результате которых отсеивались случайные и малодушные, а оставались лишь подлинные энтузиасты и ценители.

Долгое время было неизвестно, сколько же всего билетов поступит в общую продажу? Как я уже упоминал в переговорах с Гирингелли, мы располагали на все спектакли итальянского театра в Большом и Кремлевском залах шестьюдесятью с небольшим тысячами посадочных мест. Но каждый день ожидания стоил нам все новых потерь — на такое "престижное мероприятие", где, по слухам, будет присутствовать "вся Москва", устремились даже те, кто никогда не интересовался оперой, а попав случайно в Большой театр, лишь досадовали, что музыка мешает им понимать происходящее!..

Поток заявок от организаций и учреждений, имеющих право на обеспечение их сотрудников продукцией мастеров итальянского бельканто, был столь велик, что он буквально смел, загнал в угол многомесячную очередь простых любителей оперы, на долю которых осталось в конце концов лишь 10 400 билетов, поступивших в свободную продажу. Да и эти "крохи с барского стола", как в сердцах непочтительно выразился один из обделенных билетами любителей, проведший в очереди за ними немало рабочих дней, были изъяты из различных "броней" заведующим кассами Большого театра под видом неудобных мест, которые нельзя распределять по заявкам.

Но порядок есть порядок; его установило Министерство культуры СССР, сосредоточившее в своих руках все заявки и со знанием дела отсортировавшее их в порядке субординации, а затем спустившие списки получателей "дефицита" в кассы Большого театра для неукоснительного исполнения.

Оставшиеся 10 400 билетов, Которые разрешено было пустить в свободную продажу, были немедленно взяты на учет добровольцами-общественниками, которые следили, чтобы все они достались строго по назначению; и сегодня я берусь смело утверждать, что ни один из этих билетов не "уплыл налево", — просто не мог "уплыть" под бдительным оком заинтересованной общественности.

В конце июля в Москву прибыли первые декорации, и с этого момента началась дружная работа двух постановочных частей — итальянской и нашей.

Еще задолго до этого мы — участники "разведовательных челночных выездов" — имели возможность убедиться в дисциплинированности итальянских рабочих сцены, привыкших действовать споро, но без излишнего шума и суеты, к тому же умеющих ловко пользоваться средствами "малой механизации"... Обо всем этом мы в свое время докладывали нашим техникам, которые теперь — когда итальянских рабочих прибыло уже около семидесяти — смогли лично в этом удостовериться в ходе начавшейся совместной подготовки гастрольных спектаклей."



Все части книги М. Чулаки "Я был директором Большого театра": 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114.