menu-options

Я был директором Большого театра. Часть 2

И наступил период молчания. О долгом директорстве М. И. Чулаки в Большом театре сделалось непринятым вспоминать. А кто-то из мемуаристов и искренне забыл, что пели они, танцевали, ставили спектакли, ездили на гастроли "при Чулаки". Но дело в том, что не только "при" — но и с помощью, с поддержкой, под прикрытием, если угодно, когда он принимал на себя удары министерши и цековских товарищей.

Множество плохих администраторов подорвали в нашей стране уважение к самой административной деятельности. А отец был хорошим администратором. По современной терминологии — менеджером. При втором своем назначении в Большой он получил титул: "директор и художественный руководитель", но он всегда совмещал оба эти рода деятельности — и решал бесчисленные административные проблемы, и определял общее художественное направление театра. Во всем мире высоко ценят менеджеров, в истории оперы помнят такие имена, как Гатти-Казацца, Гирингелли. Я убежден, что в этом же ряду должны вспоминать имя Чулаки — хотя бы за выход Большого театра в большой мир.

Талантливый человек обычно талантлив разносторонне. Отец был ярким рассказчиком и прекрасно владел пером. Свои воспоминания он писал только сам, не пользуясь услугами никаких профессиональных журналистов или литобработчиков. И писал не только ярко, но и объективно. Это хорошо видно на примере Фурцевой: ни многочисленные конфликты во времена директорства, ни обида за грубое изгнание из театра не заставили отца умолчать о многих привлекательных сторонах ее личности: он видел — и написал, — что она была натурой одаренной. Бывали у него враги и среди артистов, музыкантов, но, как бы ни складывались личные отношения, он всегда отдавал должное подлинному таланту.

Деятельность отца в Большом театре пока что оценена мало. Что-то забыто из-за людской невнимательности, что-то умышленно предается забвению. Так считать ли, что отец проиграл? Нет! Все-таки награда прежде всего не в восторгах прессы, не в похвалах мемуаристов — награда в самом деле. В осуществлении замыслов. Большой все-таки побывал в Милане, а "Скала" в Москве — чего бы это тогда ни стоило!.. А когда-то еще в бытность директором Ленинградской филармонии по поводу предстоящего исполнения Пятой симфонии Шостаковича отца вызывали в обком. Об этом эпизоде он тоже написал — в другом месте, и сейчас очень смешно читать, как партийная дама навязывала программу концерта, в котором сомнительного Шостаковича — после "Сумбура вместо музыки"!!! — должен был уравновесить ансамбль Моисеева, а во время концерта специально приехавший музыковед-погромщик Ярустовский, показывая пальцем на восторженно аплодировавший зал, говорил: "Публика-то по одному директором подобрана!" Сейчас смешно, но когда-то витало в воздухе слово "вредительство"! Но концерт состоялся, публика восторженно приняла симфонию — и награда директора в этом, а не в том, вспомнят ли когда-нибудь историки музыки, что М. И. Чулаки "имел отношение" к тому событию...

Как музыкальный менеджер отец выиграл — несмотря ни на что!

После изгнания из театра отец снова стал писать музыку. Последнее свое произведение — и одно из самых проникновенных! — Фортепианное трио он закончил будучи уже тяжело больным. И можно только гадать, какие произведения композитора Михаила Чулаки появились бы, если бы в 1954 году он сделал другой выбор. Так выиграл он или проиграл эту главную жизненную ставку, сделанную тогда?

Не будем гадать. На этот вопрос ответа нет. Можно лишь почтительно помолчать, уважая волю теперь уже покойного дорогого человека.

Он этого хотел. Он решил так! Он!

12 апреля 1991

Михаил Михайлович Чулаки
 

Все части книги М. Чулаки "Я был директором Большого театра": 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114.