menu-options

Я был директором Большого театра. Часть 82

— Ну а если бы вам вдруг захотелось закурить?

— Я не курю!..

— Ну а если бы вам захотелось в жаркий день выпить стаканчик минеральной воды?

— Меня всюду сопровождал Луиджи Черази (переводчик), который имел поручение оплачивать мои мелкие потребности подобного рода!..

— Ну а как вы думаете, в какую сумму ежедневно обходились ему эти ваши так называемые "мелкие потребности"?

... Ах, вот оно что! Бухгалтерия, считая, что я не имел права получать от итальянцев "карманных денег", хотела, чтобы я вернул в кассу министерства эквивалент личных денег [Гирингелли никогда не впутывал в свои гостевые дела бухгалтерию руководимого им театра. Он был настолько состоятелен, что предпочитал не утруждать себя на данном уровне разными "мелочами", а управлялся с помощью личной чековой книжки.] Гирингелли, предположительно затраченных на меня по якобы этой статье! Только вмешательство Фурцевой, которой я пожаловался на недопустимость затеянной со мной мышиной возни, прекратило это скандальное бухгалтерское "пенкоснимательство".

В одну из моих "челночных" поездок, когда мы с Гирингелли приступили к составлению календаря выступлений миланцев на московских сценах, мне пришлось потратить немало усилий, чтобы убедить моего собеседника дать согласие провести некоторое количество спектаклей на огромной сцене Кремлевского Дворца съездов. Оказывается, опытный Гирингелли, еще будучи в Москве, заподозрил неудобства, которые таит в себе здание подобного типа, и втайне от меня провел ряд бесед со своими бывшими стажерами, которые подтвердили отрицательное отношение к идее использования Дворца для показа оперных спектаклей "Ла Скалы" в Москве.

Конечно, я несколько покривил душой, когда утверждал, что акустика КДС находится в такой стадии "дальнейшего улучшения" (как у нас принято говорить по всякому поводу), что сегодня она уже близка к нормальной; но еще больше я упирал на то, что без этого шеститысячеместного зала нам будет очень трудно сверстать финансовый план гастролей (а уж это была истинная правда [На этот счет я имел определенное указание Министерства культуры.]); и еще я давил на психику моего друга Антонио, что использование зала КДС прибавляет нам лишних 4000 зрителей на каждый из спектаклей гостей, выступления которых ценятся у нас чуть ли не на вес золота!
 

РЕЗУЛЬТАТЫ "ЧЕЛНОЧНЫХ ПОЕЗДОК" ЗНАКОМСТВО С Г. КАРАЯНОМ

Как бы там ни было, но мы в конце концов согласились на том, что из общего числа 21 спектакля театра "Ла Скала" 16 будет показано на сцене Большого театра (это 34 400 зрителей), а остальные 5 — на сцене КДС ( это 30 000 зрителей — почти паритетное решение). При распределении по сценам отдельных названий я обратил внимание, что синьор Антонио заботливо исключает из обсуждений "Богему" Пуччини, все четыре представления которой назначены под управлением Герберта фон Караяна вместе с двумя исполнениями им Реквиема Верди. Они как бы составили неприкосновенный фонд караяновских спектаклей на основной московской сцене.



Все части книги М. Чулаки "Я был директором Большого театра": 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114.