menu-options

Я был директором Большого театра. Часть 89

Что делать? Билеты на самолет взяты; номера в гостинице сданы. Куда деваться?! И тут первый заместитель министра культуры СССР А. Н. Кузнецов передал мне просьбу Фурцевой задержать гостей до утра понедельника, когда сразу же после приема в Министерстве культуры Гирингелли, его заместители и художник Н. А. Бенуа смогут еще поспеть в аэропорт к отлету самолета авиакомпании "Аль-Италия".

Делать нечего. Не впервые ставил я свою супругу Ольгу Лаврентьевну в затруднительные положения, и она до сих пор всегда с честью из них выходила!

... И вот не прошло и суток, как прекрасным летним вечером у нас на квартире собрались некоторые самые близкие соратники по руководству Большим театром. С итальянской стороны не хватало только Николы Бенуа, "Коки-коли", как мы любя называли этого очаровательного человека, самого русского из итальянцев, во втором поколении возглавлявшего сложную сценографию этого прославленного итальянского оперного театра.

"Кока-коля" заставил-таки нас всех изрядно поволноваться; он, как школьник, воспользовался "большой переменой", чтобы слетать в Ленинград и посетить квартиру, где провел свои юные годы. Ему невероятно повезло: после сорокалетнего отсутствия он даже нашел на прежних местах нескольких престарелых аборигенов, которые вспомнили семью Бенуа и даже стали уверять пришельца, что он — "Кока-коля", в сущности, не так уж изменился, чтобы его нельзя было узнать "с первого предъявления". Оставалось лишь слегка закрепить это, согласно русскому обычаю, небольшим возлиянием, за чем, надо понимать, дело не стало...

После завершения всех положенных обрядов "Коку-колю" в целости и сохранности доставили на аэродром и обеспечили его отбытие в столицу, куда он и прибыл в положенное время.

...А веселье на квартире Чулаки тем временем все нарастало, становилось все оживленнее-Итальянских гостей удивляло буквально все: и фантази-салаты наперебой с винегретами, равно как и другие кулинарные ухищрения, которыми блеснула в тот вечер хозяйка дома. (При этом итальянцы особенно "недопонимали", почему в этой загадочной России в ресторанах готовят невкусно, а тут в частном доме даже такое сугубо национальное питье, как кофе, заваривают так, что оно ничем не уступает фирменным напиткам, предлагаемым в лучших кофейных заведениях Италии?!)

Но тут настал наконец час икс, когда, ко всеобщему восхищению, главный режиссер Большого театра И. М. Туманов с ловкостью фокусника извлек из своего объемистого портфеля две бутылки греческого коньяка и они вдвоем с "Кокой-колей" стали активно доказывать присутствующим справедливость утверждений известного чеховского персонажа, грека Дымбы, о том, что "в Греции все есть!.."

Вскоре из кабинета, где за стеклянными витринами размещалась собранная моей супругой обширная коллекция этнографических кукол, все чаще стали доноситься итальянско-русские вопли: "О, мама миа! Я умираю!" Это "Кока-коля" не рассчитал своих возможностей в борьбе с "греческим злом". Он пытался было угнаться за Тумановым, но, уступая тому в весе и, кроме того, начав свой марафон двумя часами раньше (еще будучи "коренным петербуржцем"), вскоре пал в ходе неравного соревнования.



Все части книги М. Чулаки "Я был директором Большого театра": 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114.