menu-options

Я был директором Большого театра. Часть 24

"СИНДРОМ ТЕАТРА"

Как известно, синдром в медицине — это совокупность признаков какой-нибудь болезни. Но синдром театра?! — признаки этого хронического недуга сказываются независимо от возраста и обычно сопутствуют человеку всю его жизнь.

С приоритетным отношением к интересам своего театра я столкнулся сразу же, как только переступил порог этого великолепного храма искусств, столь неожиданно вставшего на моем жизненном пути. И мне захотелось проследить, как с давних пор в театральной среде слагалась этика артистического товарищества, а также познакомиться с правовой основой, коей регулировались взаимоотношения артистов с дирекциями дореволюционных и советских государственных театров.

Очень важным для воспитания коллективизма в искусстве всегда являлся сам процесс рождения спектакля, когда каждый артист — солист или же участник групповых форм исполнительства — постоянно бывает задействован в создании художественного целого через совместные свои и своих товарищей усилия. С этой точки зрения, сопричастность в отношении коллективного творческого процесса начинается с учебного заведения, студии, кружка самодеятельности... (Нелишне вспомнить, что даже историю самого Большого театра можно проследить со второй половины XVIII века, когда предприимчивый антрепренер приобрел целую труппу крепостных артистов — певцов и танцоров — и на их систематические выступления в Москве получил правительственную лицензию.)

Так из поколения в поколение передавалось коллективное начало — чувство труппы, постоянное ощущение себя в коллективе артистов, где каждый знал, что его в случае необходимости заменит другой исполнитель ролей того же амплуа. От этого не были свободны даже самые выдающиеся артисты, и это лишь укрепляло приоритет интересов театра над мелкими обстоятельствами личного характера. Я уже не говорю об атмосфере, царившей во все времена в массовых сценах, где каждый с юных лет привыкал ощущать себя частью целого и где обычные дрязги (а порой и склоки!) враз утихали перед малейшей угрозой ущемления общих интересов.

Соображения, которыми я делился до сих пор, основываются преимущественно на положении дел в опере. Но в еще большей мере они относятся к балету, где чувство коллективизма воспитывается начиная с детских лет, еще в процессе обучения в хореографических школах и училищах. Ведь недаром впоследствии на этой основе складываются и переплетаются множество личных интересов, вплоть до семейных! Даже передвижки по тарифным сеткам заработной платы и вплоть до выхода артистов на пенсию находятся под пристальным контролем коллектива балета...

Вот как складывается сложная система многоступенчатых взаимоотношений внутри художественных коллективов в свете их подчинения высшим интересам театра в целом. И поэтому для каждого артиста, какое бы он ни занимал место в театральной иерархии, Театр (с большой буквы) начинается с того возвышенного общего "собора", чем жив театр в целом и к чему подлинные "соборяне" относятся как к святыне.



Все части книги М. Чулаки "Я был директором Большого театра": 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114.