menu-options

Я был директором Большого театра. Часть 57

Впрочем, неожиданно ли? Я давно предчувствовал, что ухудшающиеся взаимоотношения с министром ни к чему доброму не приведут и рано или поздно встанет вопрос: он или я, и тогда предпочтут его — высокономенклатурного, хотя и непригодного занимать столь высокий пост. Тем более что и раньше до меня доходили сигналы, свидетельствовавшие о том, что над головой директора Большого театра сгущаются тучи... Не придал я должного значения и тому, что редакция театральной многотиражки "Советский артист" получила указания пореже упоминать мою фамилию в связи с многочисленными внутри-театральными инициативами, к которым я неизменно бывал причастен...

А быть может, бдительность мою несколько притупила та казенная благодарность, которую в 1958 году министр подмахнул (явно не глядя) по случаю моего пятидесятилетия?..

Так или иначе, я не ожидал столь поспешной расправы, при которой даже преемник мне не был назначен и я не знал, кому сдавать дела, с какого числа получу расчет, — и поэтому некоторое время еще функционировал в театре, отдавал какие-то распоряжения, выслушивал просьбы и т. д.

В этот период междувластия, как курьез, случилось продолжение все той же истории с подарочным альбомом.

Н. С. Хрущев посетил Большой театр и привел с собой некоего почетного гостя. Тот попросил подарить ему на память что-нибудь в напоминание о виденном спектакле. Бросились искать "подарочный альбом" — единственное, что не стыдно было бы главе правительства вручить в качестве презента на таком уровне представительства. А альбома нигде не нашли: в магазинах все экземпляры давно разошлись; в библиотеках от них постарались сразу же избавиться (от греха подальше!); даже в Музее театра как бы и не было такой книги! Одна надежда на меня — не сохранилось ли в моем личном архиве хоть одного экземплярчика?

Пришлось посылать за ним домой, и через пятнадцать минут Н. С. Хрущев уже вручал гостю этот злосчастный, хотя и роскошный альбом... [Я так бы и остался без этой книги; но когда в 1970 году скончался Ю. Ф. Файер, я упросил его сестру подарить мне на память экземпляр, принадлежавший почитаемому мной другу и превосходному дирижеру.]
 

"ТАЙМ-АУТ"

Когда после круговерти повседневных забот вдруг появляется возможность перевести дыхание, то нет лучше занятия, чем итоговая статистика. И я воспользовался своим вынужденным "тайм-аутом", чтобы подвести итоги пяти лет, проведенных у руля Большого театра.

За пять полных сезонов (с 1955 по 1960 год) при мне было поставлено: полнометражных опер — 10 (из них 4 современных авторов), короткометражных опер — 3 (все из классического наследия), полнометражных балетов — 6 (все современных авторов), короткометражных балетов — 4 (из них 2 современных авторов). Это цифры для статистики.

Был ли я удовлетворен своей деятельностью на столь ответственном посту? И да, и нет.

Да — потому что я мог с чистым сердцем утверждать, что театру я отдавал все свои силы и что все мои помыслы были устремлены к его благу. (В интересах театра я даже поступился своим творчеством, ничего не требуя взамен и не стремясь извлечь для себя какой-либо выгоды.)



Все части книги М. Чулаки "Я был директором Большого театра": 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114.