menu-options

Я был директором Большого театра. Часть 71

Теперь у меня — директора и художественного руководителя всего этого хозяйства — появился еще один (третий по счету) заместитель, специально занимающийся делами КДС, имевший свой офис непосредственно в этом здании. Должность эту к моменту моего "второго пришествия" уже занимал П. Ф. Аболимов, которого я прежде немного знал по Министерству культуры: еще во времена Михайлова он служил в качестве помощника заместителя министра. Пользуясь отдаленностью Дворца, Аболимов хозяйничал в нем довольно-таки единовластно и при случае любил рекомендоваться в качестве "директора КДС" — когда меня не было поблизости, разумеется.

Очень скоро электроника приподнесла сюрприз: огромный многотонный занавес, управляемый с режиссерского пульта, перекосило, и двадцать минут махину не могли сдвинуть ни туда, ни сюда. В конце концов занавес все же удалось укротить, и спектакль успешно закончился. Но в причинах необходимо было разобраться, чтобы подобное не повторилось впредь!

Сразу же после ЧП Аболимов, явившись ко мне с несколькими делами, требовавшими моего решения, среди прочих подал и проект приказа, завизированный всеми техническими службами, в котором вина за происшествие с занавесом была возложена на А. А. Соколова — режиссера, ведущего спектакль, который якобы одновременно нажал на две кнопки: на открытие и на закрытие, что и привело всю систему в полное недоумение, из которого целых двадцать минут не удавалось ее вывести. Соколову сим проектом приказа объявлялся выговор за халатность — а мне оставалось только подмахнуть заготовленную бумагу.

И я бы, вероятно, так и сделал, положившись на мнение стольких специалистов, если бы не знал Соколова раньше: еще при первом моем "пришествии" он работал на основной сцене в качестве того же ведущего режиссера и всегда был человеком очень дисциплинированным, а кроме того, тихим и безответным, неспособным постоять за себя. Я стал расспрашивать Аболимова: как же это могло все-таки произойти, неужели нельзя было принять быстрые меры? Аболимов пустился было в объяснения, но сразу же запутался в технических подробностях. Но я уже не отставал и потребовал прибытия специалистов.

Специалисты тотчас явились и уже чрезвычайно авторитетно со множеством технических терминов стали излагать ту же версию, которая содержалась в проекте приказа. Но чем больше они забивали меня терминами, тем сильнее возрастали мои сомнения. "То да не то!" — вспоминал я излюбленную беспаловскую поговорку.

— Хорошо! — прервал я красноречие экспертов. — Поехали в КДС, посмотрим на месте, как это было.

Такой директорской настырности они явно не ожидали.

И вот я встал за режиссерский пульт и проделал "следственный эксперимент": нажал разом на те же самые злополучные кнопки, подав занавесу противоречивые команды. Занавес поколебался было несколько секунд — и уверенно пополз в нужную сторону. Таким образом аболимовская версия разрушилась в самой своей основе.



Все части книги М. Чулаки "Я был директором Большого театра": 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114.