menu-options

Я был директором Большого театра. Часть 80

Я привел в пример план подготовки к обменным гастролям милан ского театра "Ла Скала". Согласно зеркальному отражению, которое я предложил выше, можно довольно точно представить себе аналогичную работу, проведенную Большим театром Союза ССР, хотя и сдвинутую во времени, так как гастроли московской труппы начались почти на месяц позже отъезда из Москвы миланцев, а именно 27 октября, а закончились соответственно 20 ноября 1964 года.

За этот срок мы "отдали" в Милане те же 21 спектакль, 2 симфонических концерта (с участием хора) и 5 концертов солистов театра. Паритет был достигнут полный! И он позволил нам решить одну из наиболее деликатных задач обменных гастролей, вначале казавшуюся неразрешимой.

На этой неожиданной препоне следует остановиться несколько подробнее.

Дело в том, что во многих капстранах радио и телевидение являются абсолютно автономными в финансовом отношении организациями, которые не могут подобно тому, как это принято у нас, бесплатно транслировать (передавать) театрально-зрелищные мероприятия, оплачиваемые из совершенно других источников (из карманов зрителей). Поэтому, как только стало известно, что "Ла Скала" не может разрешить Советскому телевидению вести прямую трансляцию из театра, [На этот счет я сразу же стал получать умоляющие письма от отдельных лиц и целых организаций (особенно студенческих), содержащих просьбы любыми способами воздействовать на итальянцев и не допустить, чтобы такое событие стало достоянием лишь немногу счастливцев, кому достанутся билеты на спектакли. Некоторые из этих писем я храню в своем домашнем архиве как напоминание об огромном интересе к гастролям итальянского оперного театра в нашей стране.] а Итальянское телевидение заломило за это удовольствие непривычно большие (по тогдашним понятиям) деньги, что грозило значительно удорожить общую стоимость гастролей, то я выдвинул предложение, которое хотя и не имело под собой правовой почвы, но было принято итальянской стороной: я пообещал, что в ответных гастролях в Милане в октябре — ноябре 1964 года советская сторона в порядке исключения, соблюдая полнейший и всесторонний паритет, готова разрешить бесплатную трансляцию такого же количества спектаклей и концертов, какое будет осуществлено миланцами в Москве!

То, что по данному вопросу мы пришли к соглашению, и, повторяю, в нарушение существовавших правил, широкая слушательская аудитория нашей страны была приобщена к высокому искусству итальянского бельканто, в этом в немалой степени "повинен" наш друг, доктор Антонио Гирингелли, активно выступавший на переговорах в защиту наших притязаний, всем своим авторитетом поддерживавший наше предложение.

Вообще синьор Гирингелли не однажды выказывал себя искренним другом советских любителей оперного искусства и, в частности, проявлял дружеское расположение лично ко мне — своему коллеге, работавшему, если так можно выразиться, "на другом конце коромысла весов" во имя достижения общих благородных целей. И сегодня мне хочется воздать ему сторицей за то, как он публично, в печати, неоднократно подчеркивал связывавшую нас бескорыстную дружбу.



Все части книги М. Чулаки "Я был директором Большого театра": 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114.