menu-options

Я был директором Большого театра. Часть 88

... Так они и запечатлены в любительском фильме, снятом мною у трапов двух самолетов ТУ-И 4, — ни дать ни взять участники оркестра русских народных инструментов, отбывающие на гастроли в Италию!

Я сознательно опускаю описание дежурных церемоний: приемов на уровне руководств Министерства культуры СССР и Большого театра, встреч по интересам между коллективами артистов двух наших театров, а также других дежурных мероприятий — они всегда и везде одинаковы, в силу чего не являются предметом рассказа о них, а лишь заслуживают кратких упоминаний.

Не без основания опасаясь, что итальянским артистам Москва покажется городом, где, особенно по вечерам, гостям "некуда будет девать себя", мы поддержали инициативу руководителей "Ла Скалы" оборудовать в центральном ресторанном зале отеля нечто вроде остерии, где под руководством итальянских поваров допоздна работала бы национальная кухня, предлагавшая посетителям настоящие, "совсем как в Италии", миланские спагетти и венецианскую пиццу — и все это из продуктов, завозимых непосредственно из Италии! Тем самым наши гости могли проводить вечерние часы в привычной для них обстановке, попивая натуральное кьянти в дружеских компаниях!

Гирингелли не преминул похвастаться этим "уголком Италии" и вскоре пригласил меня туда в час пик по среднеевропейскому времени. Хотя мне удалось свершить один лишь проход через "московскую остерию", у меня осталось впечатление, будто большего скопления итальянцев я не видывал даже на берегах Тибра!

А синьор Антонио вел меня под руку, поминутно останавливаясь у того или иного стола, и, называя какое-нибудь оперно звучавшее имя, каждый раз пояснял (независимо от возраста): "Molto buona, ragazza! Molto buono, bambino!" Представляемые слегка приподнимались и всем своим видом показывали, что необычайно польщены тем, что были — пусть на ходу — удостоены быть представленными самому директору Большого театра. Им было невдомек, что, в отличие от итальянской табели о рангах, суверенность их московского хозяина была преиз-рядно ограничена многоступенчатыми наслоениями ответственных чиновных аппаратов министерств и различных вышестоящих инстанций.

Вскоре, однако, однообразие "итальянских вечерен" приелось нашим гостям и они стали тем охотнее использовать малейшие возможности для выхода в большой московский свет. В первую очередь, это приемы, организуемые Министерством культуры СССР, Обществом СССР-Италия, итальянским посольством и некоторыми другими организациями, имевшими отношение к проводимым в Москве гастролям. Но ведь не секрет (как любят у нас говорить), что церемониалы на этих приемах скучны, однообразны, а кормят на них, как правило, плохо.

И тут настал черед приглашений небольших групп наших гостей в частные дома, где хотя бы кофе бывает сварен по-человечески, приближаясь к установившимся стандартам. На долю нашей семьи выпало принимать итальянцев дважды. В первый раз это было сделано по прямому указанию Фурцевой, которая почему-то не смогла принять руководителей театра "Ла Скала" в назначенный субботний день, а перенесла этот прием на понедельник утром.



Все части книги М. Чулаки "Я был директором Большого театра": 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114.