menu-options

Я был директором Большого театра. Часть 40

Разумеется, для сложных расчетов взаимных услуг при разницах в валюте и ценах должно быть в первую очередь уравнено число участников гастрольных трупп: в частности, для балета оно было по взаимной договоренности определено в 120 человек артистов, работников постановочной части и административного персонала; равным образом должно было быть и количество спектаклей, даваемых сторонами на обеих гостевых сценах. Что же касается цен на билеты, то они в одностороннем порядке устанавливаются принимающей стороной, которая зачисляет сборы в доходы от эксплуатационной деятельности своего театра.

Словом, при проведении гастролей на основе взаимности полностью исключается произвол частных антреприз, всегда пагубно сказывающийся на выборе сценических площадок, к которым иной раз приходится насильственно приспосабливаться, — так же как и на низкой квалификации оркестров, набираемых "с бора по сосенке" из числа безработных музыкантов, — и особенно изматывающих силы бесконечных переездов, где день в пути обычно считается свободным от спектакля и должен быть компенсирован последующим двойником. [Двойниками в театральной терминологии называются рабочие дни, когда труппа играет два спектакля — утренний и вечерний.]

Я с самого начала был против кабальных договоров, которые за определенную мзду (зачисляемую на инвалютный счет министерства культуры) отдавали бы труппу в полную зависимость от антрепренера. Начать с того, что, ища максимальных барышей, частные агентства обычно законтрактовывали труппу на срок не менее чем на три месяца (считая летние каникулы с захлестом на начало следующего театрального сезона); за этот срок они (работодатели) ухитрялись выжать из труппы по сверхуплотненному графику до девяноста с лишним выступлений, так что после окончания гастролей артисты оставались, как говорится, "без задних ног" и нуждались в ремонтно-восстановитель-ном периоде за счет неучастия в спектаклях театра.

Такие гастроли стали называть в театральной среде "коммерческими поездками", и они были постепенно узаконены в качестве права каждого артиста распоряжаться каникулярным временем по своему усмотрению, хотя отбор участников и их оформление оставались столь же сложными и придирчивыми, как и при обменных гастролях, — просто организационной возни для советской стороны становилось гораздо меньше, ибо все, кроме определения состава участников и денежных с ними расчетов, перелагалось на приглашающую сторону, вне заботы об ответной компенсации.

В мое "первое пришествие" состоялись два гастрольных выезда балетной труппы Большого театра, которые я лично возглавил: в 1956 году в Лондон, где нас принимали на сцене королевского театра "Ковент-Гарден", и в 1958 году "спаренные" гастроли — сначала в Париж для выступлений на сцене "Гранд-Опера", а затем в Брюссель, куда мы переехали прямым ходом на автобусах для показа той же программы на сцене королевского "Театра-де-ла-Монне".



Все части книги М. Чулаки "Я был директором Большого театра": 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114.